Эффективны ли меры господдержки малого и среднего бизнеса?

09 апреля 2020, 13:06
Эффективны ли меры господдержки малого и среднего бизнеса?

Многие отрасли пострадали от влияния мер, направленных на борьбу с распространением коронавирусной инфекции. Государство сформировало список мер в поддержку предприятий малого и среднего бизнеса. Насколько они эффективны? И как выглядят по сравнению с мерами, принимаемыми в странах Запада?

Наталья Мильчакова, заместитель директора ИАЦ «Альпари».

В конце мрачного марта 2020 года кабинет министров РФ утвердил перечень из 9 отраслей, в наибольшей степени пострадавших от эпидемии коронавируса Covid-19. 

Эти отрасли пострадали, прежде всего, от принятых властями решений: временное закрытие государственной границы, временное закрытие ресторанов и кафе (за исключением доставки еды), всех магазинов (кроме торгующих продовольствием и товарами первой необходимости), гостиниц и санаторно-курортных учреждений; временный запрет на проведение массовых мероприятий в сфере культуры, досуга, спорта и развлечений и от временной приостановки региональными властями деятельности ряда предприятий в сфере образования, досуга, спорта, культуры и т.д. 

Меры непопулярные, но власти в условиях эпидемии и связанного с ней режима самоизоляции населения не могли поступить иначе: в противном случае, заражёнными коронавирусом оказались бы уже миллионы людей. 

На 1 марта 2020 года в России, по данным Федеральной налоговой службы, действовало почти 6 млн малых и средних предприятий (МСП), в том числе 3,4 млн индивидуальных предпринимателей, а более 90% всех МСП в России составляют микропредприятия. Однако далеко не все субъекты МСП попали в список пострадавших, с одной стороны, и, с другой стороны, в некоторых отраслях, присутствующих в указанном списке, доминирует как раз крупный бизнес (например, в сфере авиаперевозок, гостиничном бизнесе и т.д.). 

Среди мер поддержки особо можно выделить следующие:

•  отсрочка на полгода по уплате всех налогов, кроме НДС, для всех предприятий указанных отраслей;
•  мораторий на полгода на подачу заявлений о банкротстве для всех предприятий пострадавших отраслей;
  отсрочка на полгода по обслуживанию долга и анонсированная недавно президентом России Владимиром Путиным отсрочка по уплате страховых вносов для субъектов МСП (первоначально возможность такой отсрочки правительство предоставило не всем МСП, а только микропредприятиям);
  отсрочка по уплате арендной платы для субъектов МСП, арендующих федеральное имущество;
  возможности для субъектов МСП получить льготные кредиты по ставке не выше 8,5%;
  мораторий на проведение «контрольных закупок», плановых и внеплановых проверок в пострадавших отраслях.

Для России пакет этих мер господдержки выглядит беспрецедентным за всю новейшую историю. Казалось бы, государство ещё никогда так не заботилось о частном бизнесе, особенно о субъектах МСП. Но, если присмотреться к этому пакету повнимательнее, можно отметить, что некоторые из этих мер анонсировались правительством РФ ещё до 2020 года, а именно в 2018-2019 гг., в составе комплекса мер по поддержке малого и среднего предпринимательства. 

Например, и в прошлые годы субъектам МСП было предоставлено право получать льготные кредиты по ставке не выше 8,5% годовых, да и о том, что налоговым и иным проверяющим органам надо перестать «кошмарить» малый бизнес мы слышали, ещё когда правительство страны возглавлял Дмитрий Медведев. 

Логично, что власть предоставляет предпринимателям в пострадавших отраслях меры господдержки в трудный период для всей страны. Однако наиболее значимые из них прежде всего сводятся к отсрочкам по уплате налогов и кредитным каникулам, а также к отсрочке по уплате арендной платы арендаторами федерального имущества. 

А как обстоят дела с помощью малому и среднему бизнесу «у них», то есть в развитых странах Запада, оказавшихся затронутыми эпидемией Covid-19 в гораздо больших масштабах, чем Россия? 

Конечно, масштабы финансовой помощи пострадавшему бизнесу в России и любой из развитых стран Европы, которые уже обнародовали аналогичные антикризисные планы, несравнимы. 
Так, если в России первоначальный пакет мер господдержки субъектам МСП составлял 300 млрд руб. (то есть примерно 3,6 млрд евро), а всего на борьбу с коронавирусом выделено пока 1,4 трлн руб. (около 18 млрд евро), то во Франции пакет помощи бизнесу составил 345 млрд евро, а в Германии – свыше 500 млрд евро. Однако в европейских странах одновременно предусматривается и значительный пакет мер социального характера, а в России многие меры социальной поддержки работников, потерявших работу из-за вынужденного нерабочего месяца, предусмотрены дополнительно на уровне регионов. 

Но если сравнивать отдельные меры по поддержке государством именно малого и среднего бизнеса, то нельзя сказать, что Россия здесь шагает не в ногу с развитыми западными странами, а в чём-то даже и опережает их. 

Так, и в России, и в подавляющем большинстве развитых стран Запада государство предоставляет возможность пострадавшим от пандемии малым и средним предприятиям получить кредиты под льготный процент на восстановление производства. Не все развитые страны предоставляют бизнесу возможность получить отсрочку или иные льготы по арендной плате. Такие льготы предоставили только Франция, позволившая бизнесу на время эпидемии коронавируса легально не платить арендную плату, и Италия, где государство компенсирует бизнесу 60% арендной платы за период вынужденной самоизоляции населения и простоя предприятий. В России государство, как говорилось выше, предоставляет отсрочку по арендной плате, но только для субъектов МСП и только для тех, кто арендует федеральное имущество. 

В отличие от России и Германии, в других странах Европы бизнесу не предоставляется отсрочка по уплате налогов (причём в Германии такая отсрочка предоставляется точечно, только по заявке самого предприятия). Для России это беспрецедентный шаг, особенно если учесть, что во многих крупных городах страны, включая Москву и Санкт-Петербург, малый и средний бизнес обеспечивает до четверти налоговых поступлений в региональные бюджеты. И ни в одной развитой стране, в отличие от России, власти не одобрили предприятиям отсрочку по обслуживанию долга и погашению кредитов, хотя готовы вести переговоры с бизнесом о реструктуризации (исключение составляет Франция, где власти готовы простить населению и предприятиям долги по ЖКХ). 

Для европейских стран это неудивительно: ведь ещё несколько лет назад, в более стабильные времена, Европейский Центральный Банк проводил стресс-тестирование для банковских систем стран еврозоны, и в некоторых странах, таких как Греция, Испания, Италия и даже Германия, возникали сомнения в устойчивости национальной банковской системы. 

В то же время, не предоставляя отсрочки по уплате налогов, многие европейские страны вводят механизм прямого субсидирования затрат малого бизнеса, чего в российском пакете госпомощи пока нет. И я не говорю уже о так называемых «вертолётных деньгах», то есть выплатах определённых сумм из госбюджета подавляющему большинству населения или подавляющему большинству наёмных работников с целью поддержать сильно упавший потребительский спрос. 

Такой механизм уже одобрен в США, где на выплаты гражданам, чей годовой доход менее $75 тыс., и их детям направлено $2 трлн (около 10% ВВП). А в Великобритании государство выплачивало за март зарплату работникам малых и средних предприятий в отраслях, пострадавших от эпидемии. Для сравнения: в России на борьбу с коронавирусом и социальную поддержку направлено только 1,2% ВВП. 
Источник: https://new-retail.ru/business/ekonomika/effektivny_li_mery_gospodderzhki_malogo_i_srednego_biznesa8417/